Есть в театральном искусстве личности

Письмо Б.А.Покровского к 75-летию Матвея Абрамовича Ошеровского

 

Есть в театральном искусстве личности, о которых всегда хочется сказать добрые слова, которым обязательно хочется послать сердечную профессиональную благодарность. Профессиональную!

Замечаю, что мало стало в сфере искусства музыкального театра, истинно профессиональных режиссеров. Или всерьез настала пора дилетантизма и вульгарности?

Матвей Абрамович Ошеровский, видимо, от своего учителя М.М.Тарханова, от педагогов О.Я.Якубовской, В.Г.Сахновского, и, редкий случай, от О.Л.Книппер-Чеховой, от всего ГИТИса того времени, получил право и потребность все свое творчество на театре подчинить законам определенной веры, принципам точной школы мастерства, с ее обязанностью, ответственностью, эстетическими и этическими нормами, и, главное, умением делать свое дело.

География его служения театру многообразна, как у каждого деятеля театра, лишенного лени и одаренного любопытством. Харьков и Ленинград, Воронеж и Одесса, София и Пятигорск, Волгоград и Москва… Встречи, опыт, труд. Чего стоит работа с замечательными режиссерами М.М.Крушельницким в Харькове и с Г.А.Товстоноговым в Ленинграде! Четырнадцать лет работы в Одессе, этот громкий успех Одесского театра оперетты, успех, который и сейчас вспоминается и, который уже угас с уходом Ошеровского. Судьба!

Мюзикл, кстати, театральный жанр плохо нам удающийся, — сильная сторона Ошеровского, так сказать его «спец. полите». Свежесть театральных идей, вкус, темперамент, чувство меры и формы – ингредиенты его творческой натуры.

К счастью у Матвея Абрамовича есть дар педагога, здесь он в самой счастливой мере традиционен. В его педагогике свобода, развитие индивидуальности сочетаются с жесткими рамками школы, чувством личной ответственности за свое пребывание на сцене с зависимостью от общей художественной концепции спектакля, понимание перспектив с сиюминутным, конкретным заданием. Это основа будущего актера-профессионала.

Воспитанного Ошеровским актера, можно смело брать в театр без проверки, пробы, испытаний. Редкий дар воспитателя актера с «серьезными намерениями»! И за этот дар, в наше время, наводненное дилетантами, ему низкий поклон и благодарность.

10.09.1995г.

Б.А.Покровский

 

Российская премьера оперы «Три Пинто»

26, 28 и 30 июня Камерный музыкальный театра им. Б.А. Покровского закрывает 41-й сезон российской премьерой оперы К.М. фон Вебера – Г. Малера «Три Пинто».

Это без преувеличения уникальная оперная партитура, не имеющая аналогов в мировом музыкальном театре. Ее оригинальность заключается не только в двойном авторстве: Густав Малер сочинил ее по эскизам Карла Марии фон Вебера. «Три Пинто» стала единственной комической оперой создателя немецкого романтического музыкального театра Вебера, и осталась единственной оперой великого симфониста Малера. Уже одни только эти факты делают сочинение невероятно интересным.

«В себе бы это сохранить…»

Заслуженный артист России Герман Юкавский – яркое явление в современном музыкальном театре. У него голливудская внешность и славянский темперамент, редкостный по красоте тембра и силе звучания бас и блестящий актерский дар.

«Я пел сколько себя помню»

Интервью
с заслуженным артистом
России Германом Юкавским

«Молодежный экспресс» 8 ноября 2011года

Сегодня у нас в гостях актер Камерного музыкального театра имени Б.А. Покровского, сыгравший роль генерала Хлудова в постановке булгаковской пьесы «Бег». Об этой роли и многом другом и рассказал нам заслуженный артист России Герман Юкавский.

— Герман, расскажите немного о том, как вы решили стать актером.

— Я ничего, в сущности, не решал. Пел я столько, сколько себя помню, с раннего детства, но о профессиональной артистической карьере не помышлял. А связать свою жизнь с музыкой и театром  помог случай. На одной из домашних посиделок, где я, как всегда,  что-то пел под гитару,  меня услышала  педагог по вокалу из Гнесинки и посоветовала прослушаться к ним, на отделение музыкальной комедии. Я попробовал – меня приняли. Закончил училище,  а  на третьем курсе ГИТИСа мне предложили прослушаться в Камерный музыкальный театр. Борис Александрович Покровский сразу же взял меня в труппу.

«Я – Актер Музыкального Театра»

Так определяет свою роль в искусстве один из ведущих солистов Камерного музыкального театра под руководством Бориса Покровского, обладатель мощного, красивого баса, Герман Юкавский. Именно актер музыкального театра, потому что главное для него – играть и петь, проживая творимый образ. Свой голос он использует в качестве вспомогательного инструмента для создания оперных персонажей. Результатом такого подхода является феноменальное качество Г. Юкавского – редкая на оперной сцене по действенности интонация, рождаемая артистической силой вдохновения и богатством роскошного тембра. В сочетании с поразительной способностью артиста к перевоплощению она глубоко западает в душу. А появление Германа на сцене немедленно и почти гипнотически приковывает к себе зрительское внимание, даже если он играет второстепенную роль. Свидетельство тому – бравурные приветствия посетителей театра.

Евгения Артемова, «Страстной бульвар,10» 2008

Это интересно?

  • Ли Страсберг
    Метод основан на правде. Ли каждый день говорил своим студентам:


    «Если бы не было Станиславского, не было бы Ли Страсберга».


    Станиславский был его вдохновением, духовным наставником, хотя они никогда не встречались. Ли Страсберг учился у учеников Станиславского – Марии Успенской и Ричарда Болеславского. Эти два потрясающих педагога и актера эмигрировали в Нью-Йорк и основали там Лабораторный театр. Ли Страсберга очень впечатлили спектакли МХАТа во время гастролей в 1923-1924 гг. Это было то, чего он очень долго искал – правда в актерской игре. Страсберг наблюдал за великими актерами МХАТа: они жили на сцене! Они не были королями или принцами, они были реальными, естественными людьми. У персонажей была психологическая глубина. Страсберг понял, что Станиславский – гений, и посвятил свою жизнь тому, чтобы продолжать его работу. 2 раза он приезжал в Россию, выступал на 100-летнем юбилее Станиславского и смотрел спектакли во МХАТе, в театре Вахтангова, присутствовал на репетициях Мейерхольда.


  • Мы учимся расслабляться по собственной воле - для того, чтобы контролировать свои эмоции и ощущения. Ли узнал из работ Станиславского, что основная проблема актера исходит, в первую очередь, из его собственных человеческих проблем. 


    Цель расслабления, которое является одним из самых важных аспектов в методе Ли Страсберга – помочь избавиться от страха и напряжения, мешающих актерам быть выразительными.


    Если нервы и мышцы напряжены, то актер не может выразить те эмоции, которые нужны для персонажа. Ли Страсберг попытался помочь актеру: как вновь повторить то, что вы сделали хорошо? Как повторять это каждый вечер, пока идет спектакль? Страсберг был одержим расслаблением. Он считал его основой своей работы. На занятиях мы делаем расслабление сорок минут – до того, как начинаем работать над сенсорной памятью или над ролью.

  • Ли Страсберг и Аль Пачино
    Мы учимся дышать.  Мы учимся исследовать все формы  и все аспекты жизни с помощью пяти органов чувств – это то, что вы видите, слышите, можете потрогать, чувствуете на вкус и запах. Мы начинаем с очень простых упражнений, например – Утренний напиток (Студенты воссоздают в воображении чашку со своим любимым утренним напитком, подключая все органы чувств. В первый год обучения это упражнение делается на протяжении одного часа в день. – прим. авт.). Затем работаем над упражнением Зеркало, которое подразумевает нанесение макияжа или бритье – в обоих случаях мы имеем дело с воображаемыми объектами. Таким образом, мы учимся понимать самих себя и быть честными. Мы учимся быть полноценными людьми, а не фальшивыми актерами, которые лишь кивают в такт словам.  Очень важно практиковать сенсорную память. Из четырехчасового занятия первые два часа занимают упражнения на расслабление и упражнения на сенсорную память. Затем мы начинаем работать над сценами и пьесами. Мы не репетируем сидя вокруг стола.


    Для того чтобы исследовать жизнь персонажа, Ли использовал процесс импровизации: что случилось с ним до сцены, что послужило мотивом для его действий.


    Мы разбиваем каждую сцену на куски для того, чтобы найти зерно роли.

  • Ли Страсберг и Мериллин Монро
    Станиславский не закончил свою работу. Точно так же не закончил свою работу и Ли Страсберг. Система постоянно изменяется, совершенствуется, развивается. Поэтому я считаю, что Метод Ли Страсберга – это продолжение Системы Станиславского. Разница между Системой и Методом лишь в том, что Ли дал нам конкретную цепочку упражнений, которая помогает актеру исследовать собственные инструменты. Ли изобрел специальное упражнение, мы называем его «Эмоциональная память». Оно готовит актеров к очень интенсивным моментам в сцене, когда нужно прожить кульминацию эмоций. Это упражнение делается один на один с учителем: вы погружаетесь в событие из прошлого и воссоздаете то, что произошло с вами только раз в жизни. Это очень интересное и очень сильное упражнение. Мы используем свою собственную правду. Наши воспоминания – сырье для работы. Ранее Станиславский описал эмоциональную память, он почерпнул идеи из книги французского психолога Теодюля Рибо «Психология эмоций». Ли Страсберг же подарил нам упражнение «эмоциональная память», благодаря которому актеру не нужно молиться, чтобы именно сегодня на него снизошло вдохновение. Он знает, что все это ему даст упражнение.