«Лунный мир»

«Никто не в состоянии делать всё: балагурить и потрясать, вызывать смех и глубоко трогать, и всё одинаково хорошо, как это умеет Гайдн»
В. А. Моцарт

Йозеф Гайдн

«Лунный мир» — настоящая оперная жемчужина, названная первой научно-фантастической оперой. Написана к свадьбе Н. Эстерхази, второго сына князя и графини Марии Анны Вайссенвольф. Опера весёлая, оптимистическая, несущая ту энергию, из которой «обременённый заботой или усталый от дел человек будет черпать отдохновение и бодрость», как говорил композитор. Оперы Гайдна не пользовались особым успехом за пределами имения князя Эстерхази, но издатели всегда охотно печатали его произведения. А князь всегда был доволен его творениями, постоянно поддерживал своим одобрением и разрешал, как дирижёру оркестра, экспериментировать. Гайдн просил, чтобы тщательно соблюдались все его рекомендации, касающиеся темпа и динамики, большое внимание уделял фразировке, требовал, чтобы речитативы следовали за ариями без пауз, чтобы певцы произносили слова медленно, для того, чтобы каждый слог звучал разборчиво. Его очень уважали музыканты и благодаря отеческой заботе, с которой он к ним относился, прозвали «папой», ведь у него был прирожденный дар разрешать проблемы музыкантов, их споры, также он очень переживал об их благополучии и хлопотал, чтобы тех не наказывали за мелкие проступки. Гайдн говорил: «Искусство свободно и не подвластно никаким… жёстким правилам. Судить о нём дано лишь знатоку, и я думаю, что имею такое же право устанавливать в нём законы, как и любой другой».

Не менее пяти композиторов написали музыку на либретто Гольдони, вот до чего интересна была тема — обман во благо с привлечением астрономически-фантастического сюжета. Но лучше других опера получилась у Йозефа Гайдна. Партитура Гайдна, продолжающая традицию оперы-буффа, выходит, однако, за ее границы. Композитор расширил действенную сторону, ввел «лунный» балет. Либретто Гольдони тоже претерпело изменения. Буонафеде даже «на Луне» не даёт себя уговорить согласиться на брак. Тогда все снимают маски и обещают рассказать всему городу, каким дураком он был, попавшись на примитивный обман. И старик со скрипом соглашается увеличить семью на двух зятьёв.
Подробнее…  Экклитико (астроном, один из женихов, которому Буонафеде не отдаёт дочь) и четверо студентов смотрят на полную Луну на террасе, выпивают, поют гимн Луне и Экклитико жалуется на тупость будущего тестя. И тот — лёгок на помине — является. Экклитико объясняет Буонафеде, что на Луне живут люди и в телескоп их видно, причём дома там прозрачные (до мистификации Локка еще более пол столетия!). Старик глядит в окуляр. Действительно… Студент перед объективом двигает довольно фривольные картинки — раздевания, супружеские измены, девушки, ласкающие стариков. Буонафеде верит, даёт денег астроному и удаляется, потрясённый зрелищем. Меж тем выясняется, что не только Экклитико хочет жениться на дочке старика, но и бедный дворянин Эрнесто. Да не на этой дочке, на её сестре, так что всё в порядке. А его слуга Чекко тоже захотел жениться, но дочек у старика всего две, поэтому ему приглянулась служанка Лизетта. Между тем обе дочки и их служанка тоже горят выскочить замуж при первой возможности. Особенно Лизетта, которой старик надоел своими приставаниями. Тут является Экклитико с бутылкой якобы эликсира якобы присланной с Луны императором Луны для нуль-транспортировки на Луну. Вредный старик подозревает, что его хотят отравить и требует от астронома выпить половину. Тот делает вид, что отпивает из бутылки, после чего, старик допивает остатки эликсира, который на самом деле является снотворным снадобьем, и засыпает мёртвым сном (похоже, венецианская фармацевтика в XVIII веке была куда лучше нашей). Лизетта и дочка Клариче, не посвященные в заговор, думают, что старик помер, несколько огорчаются, но быстро утешаются надеждой на хорошее наследство.
Пока Буонафеде спит, быстро готовится инсценировка Лунного мира, и когда старик пробуждается, он верит, что на Луне. Ну, балет, император, Лизетта, с трудом входящая в роль императрицы. Старик, очарованный лунной жизнью, даёт согласие на три брака и обещает приданное, но потом распознаёт обман. Заговорщики заканчивают маскарад и запирают старика в собственном доме. Оставшись один, старик быстро умнеет, кается и соглашается на всё. Всеобщее ликование.

В опере органически сочетаются юмор, лирика. Увертюра была впоследствии использована композитором в качестве I ч. Симфонии № 63.
После смерти автора произведение было забыто, и его новая сценическая жизнь началась более чем 150 лет спустя. Первая попытка возрождения оперы в 1932 была малоудачной, так как партитура подверглась переделке. Зато постановка в Гааге (1959) прошла с огромным успехом, после чего в том же году «Лунный мир» был исполнен на фестивале в Зальцбурге. В XXI веке интерес к опере только увеличился.

Теги: , ,

Трекбэк с Вашего сайта.

Оставить комментарий

Это интересно?

  • Ли Страсберг
    Метод основан на правде. Ли каждый день говорил своим студентам:


    «Если бы не было Станиславского, не было бы Ли Страсберга».


    Станиславский был его вдохновением, духовным наставником, хотя они никогда не встречались. Ли Страсберг учился у учеников Станиславского – Марии Успенской и Ричарда Болеславского. Эти два потрясающих педагога и актера эмигрировали в Нью-Йорк и основали там Лабораторный театр. Ли Страсберга очень впечатлили спектакли МХАТа во время гастролей в 1923-1924 гг. Это было то, чего он очень долго искал – правда в актерской игре. Страсберг наблюдал за великими актерами МХАТа: они жили на сцене! Они не были королями или принцами, они были реальными, естественными людьми. У персонажей была психологическая глубина. Страсберг понял, что Станиславский – гений, и посвятил свою жизнь тому, чтобы продолжать его работу. 2 раза он приезжал в Россию, выступал на 100-летнем юбилее Станиславского и смотрел спектакли во МХАТе, в театре Вахтангова, присутствовал на репетициях Мейерхольда.


  • Мы учимся расслабляться по собственной воле - для того, чтобы контролировать свои эмоции и ощущения. Ли узнал из работ Станиславского, что основная проблема актера исходит, в первую очередь, из его собственных человеческих проблем. 


    Цель расслабления, которое является одним из самых важных аспектов в методе Ли Страсберга – помочь избавиться от страха и напряжения, мешающих актерам быть выразительными.


    Если нервы и мышцы напряжены, то актер не может выразить те эмоции, которые нужны для персонажа. Ли Страсберг попытался помочь актеру: как вновь повторить то, что вы сделали хорошо? Как повторять это каждый вечер, пока идет спектакль? Страсберг был одержим расслаблением. Он считал его основой своей работы. На занятиях мы делаем расслабление сорок минут – до того, как начинаем работать над сенсорной памятью или над ролью.

  • Ли Страсберг и Аль Пачино
    Мы учимся дышать.  Мы учимся исследовать все формы  и все аспекты жизни с помощью пяти органов чувств – это то, что вы видите, слышите, можете потрогать, чувствуете на вкус и запах. Мы начинаем с очень простых упражнений, например – Утренний напиток (Студенты воссоздают в воображении чашку со своим любимым утренним напитком, подключая все органы чувств. В первый год обучения это упражнение делается на протяжении одного часа в день. – прим. авт.). Затем работаем над упражнением Зеркало, которое подразумевает нанесение макияжа или бритье – в обоих случаях мы имеем дело с воображаемыми объектами. Таким образом, мы учимся понимать самих себя и быть честными. Мы учимся быть полноценными людьми, а не фальшивыми актерами, которые лишь кивают в такт словам.  Очень важно практиковать сенсорную память. Из четырехчасового занятия первые два часа занимают упражнения на расслабление и упражнения на сенсорную память. Затем мы начинаем работать над сценами и пьесами. Мы не репетируем сидя вокруг стола.


    Для того чтобы исследовать жизнь персонажа, Ли использовал процесс импровизации: что случилось с ним до сцены, что послужило мотивом для его действий.


    Мы разбиваем каждую сцену на куски для того, чтобы найти зерно роли.

  • Ли Страсберг и Мериллин Монро
    Станиславский не закончил свою работу. Точно так же не закончил свою работу и Ли Страсберг. Система постоянно изменяется, совершенствуется, развивается. Поэтому я считаю, что Метод Ли Страсберга – это продолжение Системы Станиславского. Разница между Системой и Методом лишь в том, что Ли дал нам конкретную цепочку упражнений, которая помогает актеру исследовать собственные инструменты. Ли изобрел специальное упражнение, мы называем его «Эмоциональная память». Оно готовит актеров к очень интенсивным моментам в сцене, когда нужно прожить кульминацию эмоций. Это упражнение делается один на один с учителем: вы погружаетесь в событие из прошлого и воссоздаете то, что произошло с вами только раз в жизни. Это очень интересное и очень сильное упражнение. Мы используем свою собственную правду. Наши воспоминания – сырье для работы. Ранее Станиславский описал эмоциональную память, он почерпнул идеи из книги французского психолога Теодюля Рибо «Психология эмоций». Ли Страсберг же подарил нам упражнение «эмоциональная память», благодаря которому актеру не нужно молиться, чтобы именно сегодня на него снизошло вдохновение. Он знает, что все это ему даст упражнение.