Веселый жанр—не гарантия хэппи-энда

Кіевскій ТелеграфЪ. — 10 июля 2008 г

Одно из последних интервью…

Ошеровский-1

Матвей ОШЕРОВСКИЙ: «Мы ведь живем эмоциями, страстями, суетимся, почитаем себя гениями, расталкиваем друг друга локтями»

 

Пройдет совсем немного времени и Матвею Абрамовичу Ошеровскому исполнится 90 лет. Но паспорту верить не стоит. Этот неугомонный человек до сих пор трудится а Российской Академии театрального искусства (бывший ГИТИС), профессор Ошеровский помогает своему ученику Дмитрию Бертману воспитывать будущих звезд актерства и режиссуры. У самого Матвея Абрамовича звездных воспитанников множество — от того же Бертмана, руководителя знаменитого театра «Геликон-Опера», до эстрадной певицы Варвары, которая обожает рассказывать, как однажды разгневанный педагог запустил в нее ботинком… Что ж, на неукротимую натуру мастера это очень похоже.

Но высшее творческое достижение Ошеровского, благодаря которому он навсегда вошел в историю, — это Одесский театр музыкальной комедии, которым он руководил с 1962 по 1977 годы. В ту пору «одесская оперетта», как все называли этот театр, была ничуть не менее популярна, чем даже театры Завадского, Ефремова, Эфроса, а попасть на гастрольные спектакли одесситов с участием Водяного, Сатосовой, Крупника, Дынова было почти столь же проблематично, как на Таганку или в Ленком, Воистину, для Ошеровского это был «театр жизни», «творческий рай», из которого, однако, его создателя изгнали взбунтовавшиеся ученики.

Эмоциональные штрихи к портрету

Ошеровский о Покровском…

«Да, в жизни режиссера много огорчений. Но бывают и ни с чем несравнимые  радости. Я рад, что я режиссер».

Б. А. Покровский.

 

Великие режиссеры, гениальные безумцы — Константин Сергеевич Ста­ниславский, Владимир Иванович Немирович-Данченко, Всеволод Эмильевич Мейерхольд и вся «Могучая кучка» оперных режиссеров XX века верили, что опера — та точка опоры, которая им поможет перевернуть мир.

Под влиянием Великих Учителей, их творчества, счастливой возможно­сти личного общения с ними формировалось понимание и отношение По­кровского к опере, в которую он был влюблен с детства. Всю свою жизнь Борис Александрович посвятил тому, чтобы идеи Учителей не умерли, а жили и развивались. Чтобы искусство оперы не останавливалось на какой-то точке, которая завтра неизбежно сделается вчерашней.

Профессор веселья и отваги

“Мастер, вы по-прежнему наш но духу. И сегодня Вы нам очень нужны. Приезжайте, мы должны вместе работать!»

Каких только нет теперь профессоров! И астрологии, и черной и белой магии, и уфологии… Их имена известны не всем, наше всего — людям, интересующимся той или иной областью знаний или увлечений. Но имя профессора Государственного института (а теперь уже — академии) театрального искусства Матвея Ошеровского знает, пожалуй, любой уважающий себя одессит.

Более пятнадцати лет Матвей Ошеровский в качестве главного режиссера работал в Одесском театре музыкальной комедии.

24 октября

24 октября исполнилось бы 93 года Матвею Абрамовичу Ошеровскому.

Может быть, меня услышат. Ведь жизнь продолжается. Она будет и после меня и после нас. Очень хочется, чтобы наш путь, наш опыт, наши знания несли победы. А наши ошибки помогли новому поколению понять нас. Может быть, мы сами не все понимаем. Как Тузенбах в «Трех сестрах» накануне дуэли говорит: «Еще немного. Еще чуть-чуть, и мы узнаем, зачем мы живем, зачем мы страдаем».

 

Талантливых людей мало, но одержимых еще меньше

 Когда Ошеровский пришел к нам в редакцию, все сотрудни­ки удивлялись: 80 лет не дашь. Мы разговаривали, и среди про­чего Матвей Абрамович признался, что если бы писал книгу о своей жизни, то скорее всего разделил бы ее на четыре главы: «Детство», «Учеба», «Отдача» (как он отдавал в работе по­лученное за годы становления и учебы) и «Созерцание» — о на­стоящем времени.

Есть в театральном искусстве личности

Письмо Б.А.Покровского к 75-летию Матвея Абрамовича Ошеровского

 

Есть в театральном искусстве личности, о которых всегда хочется сказать добрые слова, которым обязательно хочется послать сердечную профессиональную благодарность. Профессиональную!

Замечаю, что мало стало в сфере искусства музыкального театра, истинно профессиональных режиссеров. Или всерьез настала пора дилетантизма и вульгарности?

Матвей Абрамович Ошеровский, видимо, от своего учителя М.М.Тарханова, от педагогов О.Я.Якубовской, В.Г.Сахновского, и, редкий случай, от О.Л.Книппер-Чеховой, от всего ГИТИса того времени, получил право и потребность все свое творчество на театре подчинить законам определенной веры, принципам точной школы мастерства, с ее обязанностью, ответственностью, эстетическими и этическими нормами, и, главное, умением делать свое дело.

География его служения театру многообразна, как у каждого деятеля театра, лишенного лени и одаренного любопытством. Харьков и Ленинград, Воронеж и Одесса, София и Пятигорск, Волгоград и Москва… Встречи, опыт, труд. Чего стоит работа с замечательными режиссерами М.М.Крушельницким в Харькове и с Г.А.Товстоноговым в Ленинграде! Четырнадцать лет работы в Одессе, этот громкий успех Одесского театра оперетты, успех, который и сейчас вспоминается и, который уже угас с уходом Ошеровского. Судьба!

Мюзикл, кстати, театральный жанр плохо нам удающийся, — сильная сторона Ошеровского, так сказать его «спец. полите». Свежесть театральных идей, вкус, темперамент, чувство меры и формы – ингредиенты его творческой натуры.

К счастью у Матвея Абрамовича есть дар педагога, здесь он в самой счастливой мере традиционен. В его педагогике свобода, развитие индивидуальности сочетаются с жесткими рамками школы, чувством личной ответственности за свое пребывание на сцене с зависимостью от общей художественной концепции спектакля, понимание перспектив с сиюминутным, конкретным заданием. Это основа будущего актера-профессионала.

Воспитанного Ошеровским актера, можно смело брать в театр без проверки, пробы, испытаний. Редкий дар воспитателя актера с «серьезными намерениями»! И за этот дар, в наше время, наводненное дилетантами, ему низкий поклон и благодарность.

10.09.1995г.

Б.А.Покровский