«Я пел сколько себя помню»

Интервью
с заслуженным артистом
России Германом Юкавским

«Молодежный экспресс» 8 ноября 2011года

Сегодня у нас в гостях актер Камерного музыкального театра имени Б.А. Покровского, сыгравший роль генерала Хлудова в постановке булгаковской пьесы «Бег». Об этой роли и многом другом и рассказал нам заслуженный артист России Герман Юкавский.

— Герман, расскажите немного о том, как вы решили стать актером.

— Я ничего, в сущности, не решал. Пел я столько, сколько себя помню, с раннего детства, но о профессиональной артистической карьере не помышлял. А связать свою жизнь с музыкой и театром  помог случай. На одной из домашних посиделок, где я, как всегда,  что-то пел под гитару,  меня услышала  педагог по вокалу из Гнесинки и посоветовала прослушаться к ним, на отделение музыкальной комедии. Я попробовал – меня приняли. Закончил училище,  а  на третьем курсе ГИТИСа мне предложили прослушаться в Камерный музыкальный театр. Борис Александрович Покровский сразу же взял меня в труппу.

— Помните, какой была ваша первая роль? Легко ли было впервые выйти на сцену?
— Конечно,  я помню свою первую  роль. Это было  в училище. (Петя Мелузов в пьесе А.Н.Островского «Таланты и поклонники»)…  Помню,  как тяжело и страшно было выходить на сцену, как волновался, как дрожали колени и руки.  Сейчас уже, конечно, этого нет. А вот роль, которая принесла мне неожиданный успех и признание  публики и коллег — Фрума Сарра, покойная жена Лэйзера Волфа, в мюзикле Джерри Бока «Скрипач на крыше».

— Есть ли такая роль, которую бы вам безумно хотелось сыграть, но пока не предлагают?
— Затрудняюсь ответить. БезУмно мне ничего играть не хочется. Есть не мало интересных ролей…  Но они, или не соответствуют моему певческому голосу (поскольку мы работаем, все-таки, в оперном театре), или, вообще, нет опер на пьесы, в которых мне хотелось бы сыграть. А в драму меня не приглашают. Хотя, иногда, попадается стоящий материал и в опере, конечно… В нашем театре, например. )) А потом каждая сделанная и сыгранная роль становится любимой и желанной.

— Читаете ли вы Булгакова? Может быть, есть какие-то истории из жизни или творчества, связанные с его произведениями.
— Читал. Иногда перечитываю. Историй, связанных с его произведениями, не припомню.

— Вы уже видели фильм «Мастер и Маргарита» Юрия Кары? Что думаете о картине?
— Не видел. И желания нет..

— Как вам кажется, стоит ли вообще экранизировать этот роман?
— Мне кажется, не стоит…

— В постановке булгаковской пьесы «БЕГ» вы играете генерала Хлудова.  Вы сами выбрали эту роль или она вам, что называется, досталась?
— Выбрал сам, но выбор был не велик, между двумя генералами, Чарнотой и Хлудовым. Хлудов показался глубже, интереснее, непонятней. Образ настолько неоднозначен и противоречив… Мне кажется, что он самый человечный и пронзительный персонаж в этой пьесе, несмотря на все его безумства и жестокость.

— Вообще расскажите немного, как работаете над ролями. Есть ли какие-то приемы особые, для запоминания текста, например?
— Как я работаю над ролями?)))  Это тема для диссертации! Особых приемов для запоминания текста нет.

— В роли Хлудова вы участвовали в конкурсе театральной премии «Золотая маска». Это был ваш первый фестивальный опыт?
— Нет, не первый. Хотя в основном это были вокальные конкурсы. В свое время стал победителем конкурса «Романсиада». А вот номинация на «Золотую маску» – это впервые.

— Как вы вообще относитесь к разным театральным конкурсам?
— Отношусь хорошо, когда конкурс – это: во-первых, атмосфера соревнования и разумной,  честной, доброжелательной конкуренции.  Во-вторых —  уверенность в  объективности, профессионализме, неподкупности и непредвзятости жюри. И в третьих —  уверенность в себе и удовлетворенность своей конкурсной работой (ролью, партией и т.п.). К сожалению, далеко не всегда все вышеперечисленное соблюдается.

— Что вы думаете об актерах, играющих и в театре, и в кино? И хотели бы сами сыграть в кино?
— У актеров драмы, это неотъемлемая и, надо сказать, весьма материально ощутимая, часть профессиональной деятельности. А вот с оперными артистами все гораздо сложнее, удачных примеров не встречал…, считается, что мы, все-таки, в первую очередь, певцы, а уже потом актеры. Киношники, как, впрочем, и драматические режиссеры, в основной своей массе, нас за актеров не считают вообще! Вампука! Что с нас возьмешь!)))
В кино работал и хочу еще!) это интересно и денежно).

— Сегодня, впрочем как и всегда, многие юноши и девушки мечтают стать актерами. Что бы вы им посоветовали?
— Давать советы нынешним молодым людям — смысла не вижу…  Предостеречь могу. Те, кто мечтают об этой профессии, зачастую видят лишь внешнюю, «красивую» сторону жизни артиста: слава, любовь и признание публики, цветы, аплодисменты. Но существует и оборотная, неприглядная сторона, скрытая от глаз. И одно неотделимо от другого.
Готовы рискнуть и испытать судьбу? Тогда – вперед!

Вопросы задавала Марина ФРАНЦЕВА

Теги: , , , , , ,

Комментарии (1)

  • Беззубцева Алла

    |

    Низкий поклон Вам, Герман, за Ваше творчество! 17 ноября 2012 года слушала оперу «Бег» в Камерном музыкальном театре Б. А. Покровского. Я испытала истинное потрясение от всей оперы . Все было прекрасно. Меня поразило, что не только Вы и Ваши коллеги обладаете прекрасными голосами, но и великолепными драматическими данными, что является большой редкостью для оперных исполнителей! Я давно не переживала такого потрясения! Это — прекрасный шедевр, созданный коллективом единомышленников! Нижайший поклон Вам за Ваше творчество! Хочется, чтобы Ваш талант получил исчерпывающее, полное воплощение в новых образах и ролях! Вы все выступали с полной отдачей, как сейчас принято говорить : «на разрыв аорты», отдавая всю мощь своего таланта зрителю! Благодарю Вас, кланяюсь Вам до земли! У меня нет слов, чтобы выразить весь свой восторг! С уважением Беззубцева А.

    ответить

Оставить комментарий

Это интересно?

  • Ли Страсберг
    Метод основан на правде. Ли каждый день говорил своим студентам:


    «Если бы не было Станиславского, не было бы Ли Страсберга».


    Станиславский был его вдохновением, духовным наставником, хотя они никогда не встречались. Ли Страсберг учился у учеников Станиславского – Марии Успенской и Ричарда Болеславского. Эти два потрясающих педагога и актера эмигрировали в Нью-Йорк и основали там Лабораторный театр. Ли Страсберга очень впечатлили спектакли МХАТа во время гастролей в 1923-1924 гг. Это было то, чего он очень долго искал – правда в актерской игре. Страсберг наблюдал за великими актерами МХАТа: они жили на сцене! Они не были королями или принцами, они были реальными, естественными людьми. У персонажей была психологическая глубина. Страсберг понял, что Станиславский – гений, и посвятил свою жизнь тому, чтобы продолжать его работу. 2 раза он приезжал в Россию, выступал на 100-летнем юбилее Станиславского и смотрел спектакли во МХАТе, в театре Вахтангова, присутствовал на репетициях Мейерхольда.


  • Мы учимся расслабляться по собственной воле - для того, чтобы контролировать свои эмоции и ощущения. Ли узнал из работ Станиславского, что основная проблема актера исходит, в первую очередь, из его собственных человеческих проблем. 


    Цель расслабления, которое является одним из самых важных аспектов в методе Ли Страсберга – помочь избавиться от страха и напряжения, мешающих актерам быть выразительными.


    Если нервы и мышцы напряжены, то актер не может выразить те эмоции, которые нужны для персонажа. Ли Страсберг попытался помочь актеру: как вновь повторить то, что вы сделали хорошо? Как повторять это каждый вечер, пока идет спектакль? Страсберг был одержим расслаблением. Он считал его основой своей работы. На занятиях мы делаем расслабление сорок минут – до того, как начинаем работать над сенсорной памятью или над ролью.

  • Ли Страсберг и Аль Пачино
    Мы учимся дышать.  Мы учимся исследовать все формы  и все аспекты жизни с помощью пяти органов чувств – это то, что вы видите, слышите, можете потрогать, чувствуете на вкус и запах. Мы начинаем с очень простых упражнений, например – Утренний напиток (Студенты воссоздают в воображении чашку со своим любимым утренним напитком, подключая все органы чувств. В первый год обучения это упражнение делается на протяжении одного часа в день. – прим. авт.). Затем работаем над упражнением Зеркало, которое подразумевает нанесение макияжа или бритье – в обоих случаях мы имеем дело с воображаемыми объектами. Таким образом, мы учимся понимать самих себя и быть честными. Мы учимся быть полноценными людьми, а не фальшивыми актерами, которые лишь кивают в такт словам.  Очень важно практиковать сенсорную память. Из четырехчасового занятия первые два часа занимают упражнения на расслабление и упражнения на сенсорную память. Затем мы начинаем работать над сценами и пьесами. Мы не репетируем сидя вокруг стола.


    Для того чтобы исследовать жизнь персонажа, Ли использовал процесс импровизации: что случилось с ним до сцены, что послужило мотивом для его действий.


    Мы разбиваем каждую сцену на куски для того, чтобы найти зерно роли.

  • Ли Страсберг и Мериллин Монро
    Станиславский не закончил свою работу. Точно так же не закончил свою работу и Ли Страсберг. Система постоянно изменяется, совершенствуется, развивается. Поэтому я считаю, что Метод Ли Страсберга – это продолжение Системы Станиславского. Разница между Системой и Методом лишь в том, что Ли дал нам конкретную цепочку упражнений, которая помогает актеру исследовать собственные инструменты. Ли изобрел специальное упражнение, мы называем его «Эмоциональная память». Оно готовит актеров к очень интенсивным моментам в сцене, когда нужно прожить кульминацию эмоций. Это упражнение делается один на один с учителем: вы погружаетесь в событие из прошлого и воссоздаете то, что произошло с вами только раз в жизни. Это очень интересное и очень сильное упражнение. Мы используем свою собственную правду. Наши воспоминания – сырье для работы. Ранее Станиславский описал эмоциональную память, он почерпнул идеи из книги французского психолога Теодюля Рибо «Психология эмоций». Ли Страсберг же подарил нам упражнение «эмоциональная память», благодаря которому актеру не нужно молиться, чтобы именно сегодня на него снизошло вдохновение. Он знает, что все это ему даст упражнение.